Atomic-Energy.ru

Система управления ядерными знаниями: найти баланс между свободным распространением информации и безопасностью

5 декабря 2012

3 декабря в рамках международной конференции названием «Rosatom Knowledge Management 2012» (RKM-2012) состоялись ряд семинаров и мастер-классов, в ходе которых представители различных компаний и организаций делились своим опытом передачи и распространения ядерных знаний с учетом различных ограничений, связанных как с обеспечением нераспространения и ядерной безопасности, так и защиты интеллектуальной собственности.

Одним из первых мероприятий был состоявшийся 3 декабря семинар «трансфер знаний – основа трансфера технологий. Как отметила при открытии семинара аналитик Отдела МАГАТЭ по управлению ядерными знаниями Татьяна Карсека, актуальность задачи заключается в том, что у России имеются большие проекты по поводу строительства АЭС в различных странах мира и еще большие дальнейшие планы, но при этом возникает целый ряд вопросов: достаточно ли в странах, в которых будут строиться российский АЭС, квалифицированных специалистов, способных принять технологии? Налажен ли процесс передачи? Наконец, как передать только ту информацию, которую мы хотим передать, не передав при этом излишки, распространение которых может создать проблемы для международной безопасности? Участники семинара в своих выступлениях попытались дать ответ на этот вопрос.

Профессор НИЯУ МИФИ Виктор Мурогов, в 1996-2003 годах занимавший пост заместителя генерального директора МАГАТЭ, изложил содержание вопроса с точки зрения проблемы нераспространения. По его словам, хотя использование ядерной энергетики необходимо для решения энергетических проблем человечества основная проблема заключается в том, что любая ядерная технология является технологией двойного назначения. Это создает ряд сложностей. С одной стороны, поскольку ядерные технологии лежат в основе обеспечения суверенитета, то они находятся непосредственно под контролем первых лиц государства, которые не всегда компетентны в сфере развития этих технологий. С другой стороны, любая страна, имеющая атомную энергетику, потенциально способна создать ядерное оружие, и если хотя бы одна из стран нарушит режим нераспространения, то ее примеру немедленно последуют другие страны.

Сегодня, по словам Мурогова, 40 стран полностью зависят от импорта энергоресурсов, а 164 страны – частично зависят. Решение этой задачи в любом случае невозможно без атомной энергии, при этом, чтобы покрыть эти проблемы с помощью ядерной энергии, в мире нужно будет 2500 реакторов. Топлива для них хватит только в том случае, если использовать «быстрые» реакторы, которые, однако, увеличивают риск производства плутония. Кроме того, рост количества реакторов в мире влечет за собой рост транспортировок ядерных материалов, что также создает риск нераспространения.

Пути решения этих проблем, по словам Мурогова, следующие. Во-первых, это деятельность МАГАТЭ по контролю над распространением ядерных технологий по ряду направлений: политическому (возможность введения лицензий для стран на право развития ядерной энергетики), институциональному (в составе МАГАТЭ сегодня действуют 6 структур, занимающихся контролем нераспространения), технологическому (например, разработка технологий замкнутого цикла, исключающего выделение плутония. Хорошим вариантом в этом отношении является пристанционный топливный цикл, проблема которого в том, что он пока экономически неэффективен). Второй путь решения поставленных проблем – это развитие программ ядерного образования. В качестве примера такой программы Виктор Мурогов назвал реализуемую сейчас в НИЯУ МИФИ программу обучения специалистов по ядерной энергетике из 21 страны.

Заместитель директора РФЯЦ-ВНИИЭФ по инновациям и инвестициям Владимир Жигалов рассказал об опыте ВНИИЭФ в области передачи знаний. По его словам, ВНИИЭФ сегодня первым по целому ряду прорывных научных направлений: создание самых мощные в России суперкомпьютеры, крупнейший в России центр лазерных исследований, созданный единый цикл производства высокотехнологичной продукции, не выходя за пределы города. Всё это двойные технологии, когда-то создававшиеся для обеспечения потребностей оборонного комплекса, сегодня же возможна коммерциализация этих направлений. При этом возникают ограничения двух типов: помимо политических ограничений, связанных с ограничением распространения оружейных технологий, существует также необходимость ограничения распространения интеллектуальной собственности. В числе проблем, которые надо решить, Жигалов назвал также ситуацию, когда интеллектуальная стоимость составляет лишь доли процента от общего объема активов, и даже если накопленные знания и опыт огромны, как в случае ВНИИЭФ, то они ничего не стоят, если не проведена работа по их формализации. В качестве примера решения этих задач Владимир Жигалов представил проект создания специального портала с ограниченным доступом, который может стать базой знаний для сохранения и дальнейшего развития накопленного во ВНИИЭФ опыта. В рамках развития этого портала, в частности, создается центр оцифровки данных.

Тему продолжили представитель ЦИПК Сергей Усенко, рассказавший о применении информационных технологий в области передачи знаний (создание профессионального сообщества, включающего в себя образовательные сети, базы данных, внутрикорпоративные порталы, способные формировать реальные базы знаний) и представитель одной из крупнейших европейских IT-компаний Dassault Systemes Лев Донковцев, рассказавший о применении технологий накопления и передачи знаний в крупных компаниях численностью до 300 тысяч человек (т.е. сравнимых с Росатомом). В числе своих разработок он представил пример информационной системы, которая, по сути, представляет собой поисковик, но, в отличие от классических поисковиков типа Yandex или Google, имеет доступ к корпоративной информации и содержит информацию в более структурированном виде.

Тема реализации задачи сохранения и передачи знаний в ядерной области обсуждалась также на состоявшемся 3 декабря семинаре «Сохранение знаний по быстрым реакторам». Представитель Национальной лаборатории Айдахо Френсиз Маршал рассказала о реализуемом в США интересном проекте – создании на базе национальных лабораторий Министерства энергетики США пользовательских центров (которых сейчас в стране уже около 60), которые сотрудничают с университетами, частными инновационными компаниями, предприятиями ядерной отрасли. Представляя им в пользование оборудование (в частности, ускорителей, лазерной техники, синхротронного излучения, термоядерного оборудования) для проведения научно-исследовательских работ и образовательных программ.

Специалист секции по управлению ядерными знаниями департамента ядерной энергии МАГАТЭ Андрей Пряхин рассказал о деятельности МАГАТЭ в области сохранения и передачи знаний по быстрым реакторам. По его словам, МАГАТЭ в данной сфере осуществляет свою активность по целому ряду направлений:

  • проведение тематических технических совещаний
  • проведение конференций МАГАТЭ по быстрым реакторам (предыдущая была в 2009 году, следующая – FR-2013 – состоится в Париже в марте 2013 года)
  • совместные исследовательские проекты для решения отдельных задач
  • участие в проекте «Поколение IV»
  • образовательные программы (например, ICTR)
  • издание 850-страничного доклада по быстрым реакторам в мире.
  • создание в МАГАТЭ крупнейшей в мире электронной информационной базы по быстрым реакторам, содержащей сотни тысяч документов, при этом с организованной системой поиска, позволяющей быстро найти документы именно по интересующему вопросу.

О проблемах, возникающих с сохранением знаний по экспериментальным программам «быстрых» реакторов в США, рассказали директор отдела национальной лаборатории Айдахо Александр Станюлеску и менеджер Национальной лаборатории Сандия Кимберлин Мусо. В США имеется исследовательская программа по быстрым реакторам (ряд исследовательских реакторов, в т.ч. импульсный быстрый реактор EVR-II в лаборатории Айдахо, опытная установка FTFR, накоплен большой опыт при попытке создания опытно-демонстрационного быстрого энергетического реактора Клинч-Ривер в 1970-80 гг и т.п.), в результате которой накоплен большой объем данных. Однако сохранению его мешает ряд обстоятельств, как объективных (в США, как и в других странах, существует проблема «разрыва поколений», носителями больших объемов знаний являются отдельные эксперты, с уходом которых их знания фактически теряются), так и субъективные проблемы (многие из отчетов о научных разработках, которые должны сдаваться в DoE, имеют гриф «прикладные технологии», который накладывает ограничения на их распространение, именно поэтому США, в отличие, например, от России и Японии, не предоставляют в МАГАТЭ результаты своих исследований по «быстрым» реакторам.

Об опыте создания базы знаний по «быстрым» реакторных технологиям в ФЭИ им.Лейпунского рассказал начальник лаборатории ГНЦ РФ-ФЭИ Юрий Ашурко. По его словам, в структуре ФЭИ сегодня создан центр мировых ядерных данных по быстрым реакторам, в рамках которого созданы уникальные базы данных по ряду конкретных направлений (по теплофизике, физике радиационных повреждений, реакторным константам и др.), готовится к выпуску шеститомный справочник по различным аспектам «быстрых» технологий, из которых выпущены три тома: по жидкометаллическим теплоносителям, по газовым средам и по поглотителям, готовится к выпуску том по замедлителям и т.п. В поисковой системе созданной в ФЭИ электронной базе данных по быстрым реакторам документы хранятся не в полном виде, а в виде кратких текстовых аннотаций, что создает необходимый баланс между обеспечение доступа специалистов ко всему объему необходимых данных и соблюдением необходимых ограничений, накладываемых из соображений безопасности.